«Цветущая страна под бомбами»: поуехавшая кемеровчанка о жизни в Израиле

Общество«Цветущая страна под бомбами»: поуехавшая кемеровчанка о жизни в Израиле
Добромир24.06.20200

Ольга родилась в Берёзовском, жила в Кемерове, после пожара в Зимней Вишне собрала одну сумку и уехала в Израиль. Теперь коренная сибирячка живёт в жарком климате пустыни. Именно здесь она встретила свою любовь, которую так долго искала.
По личным причинам Ольга не хочет указывать свою фамилию и согласилась рассказать о переезде в Израиль на условиях анонимности.

«Мне не приходило в голову, что я могу стать таким человеком»

Наверно, у меня не совсем типичная история. Я изначально не хотела уезжать из Кемерова. Есть люди, которые прям мечтают свалить за границу. У меня такого не было. Мне хорошо жилось здесь.

Я родилась в Берёзовском, окончила там школу. Потом поступила в колледж на специальность «театральное творчество». Это же просто мечта! Я всегда занималась тем, что нравилось: преподавала подросткам актёрское мастерство, вела театральную студию, ставила спектакли. Окончила институт культуры по специальности «менеджмент социально-культурной деятельности». У меня была куча увлечений. Например, любила йогу. Моя история точно не про то, что я поехала искать лучшую жизнь. Нет, не лучшую. Наверно, просто другую.

Так вышло, что у меня начались отношения с русским парнем, который уехал жить и работать в США. Мы общались по Skype, постоянно переписывались.
То, что он вот так просто сорвался и отбыл в другую страну, вызывало у меня недоумение.

Я просто не понимала, как вообще люди уезжают за границу, как они там устраиваются.
Думала, это возможно, если в другой стране живут родственники или люди отправляются к знакомым. Мне казалось, только совсем отчаянные, безбашенные индивидуалисты могут собрать чемоданы и уехать. Никогда не приходила в голову, что я могу стать таким человеком.

Отношения с парнем из США не сложились. Конечно, я была расстроена, мягко говоря. Мы с ним планировали, что я, возможно, перееду в США. А тут такой финал. К тому же это была весна 2018 года, пожар в Зимней Вишне. После трагедии мне стало очень грустно, как и всему городу, наверно. Это была как будто последняя капля. Я хотела что-то поменять, в себе, в первую очередь. Переосмыслить свое существование. Жизнь подкинула испытание, спросила: а вот так ты сможешь? А вот так в чужую страну, где у тебя никого нет, сможешь?

Я не думала о деньгах. Хотя многие в Израиль едут именно за деньгами и зарабатывают там очень хорошо. Потом возвращаются в Россию, покупают квартиры и машины. А я вообще не понимала, сколько мне заплатят. Знала только, что будет на что жить, что я не умру с голоду.

«Май инглиш из бед и огорчений»

Увидела в соцсетях на странице приятеля объявление, что в Израиле требуются сотрудники в отель. Написала в личку, узнала подробности. На море я уже не была миллион лет, ну, и все остальные обстоятельства сыграли роль. В Кемерове тогда удерживали только моя театральная студия и друзья. Сложно было представить жизнь без этих людей – без своих учеников и друзей.

Тот парень работал на фирму, нанимающую сотрудников в Израиль. Это всё официально, с уплатой налогов. Вполне легальная история. Примерно через месяц я подготовила все документы (их было немного), собрала одну небольшую сумку. И всё, полетела.

Надо сказать, у меня нет еврейских корней. Я точно не «возвращалась на историческую родину». А ещё не знала никаких иностранных языков. В Израиле три официальных языка – иврит, английский и арабский. На арабском общаются между собой только арабы. Их здесь очень много, поэтому язык считается официальным.

Я совсем чуть-чуть знала английский. Май инглиш из бед и огорчений. Сейчас я уже больше двух лет живу в Израиле, вокруг меня постоянно разговаривают на иностранных языках. Поэтому я вполне могу общаться и на английском, и на иврите. К счастью, иногда достаточно и родного русского. В Израиле очень много соотечественников, даже некоторые израильтяне говорят, что здесь не столько важно знать английский или иврит, сколько важно знать русский. Придешь ты на почту или в больницу – везде есть люди, которые говорят по-русски.

«Чем я буду здесь дышать?!»

Сначала я прилетела в Тель-Авив и сразу оттуда поехала в Герцлию. Этот город считается самым богатым в Израиле. Конечно, там есть разные районы. Где-то живут обычные люди в серых панельных трёхэтажках. А есть очень богатые районы, где обитают миллионеры, которые катаются по улицам на «Bentley». Очень красивый город. И в сравнении с некоторыми городами Израиля очень чистый.

Первой мыслью было – чем я буду здесь дышать?! Там совсем другой воздух, чем в России. Он очень горячий и влажный. Когда я вдохнула первый раз, у меня возникло ощущение, что я задыхаюсь, что этим невозможно дышать. Через пару часов я, конечно, освоилась, поняла, что, в принципе, кислорода хватит.
Одно из первых впечатлений – большое цветущее дерево жасмина. Когда я к нему подошла, меня окутал невероятный аромат. Цветы и древность – это самое классное, что здесь есть. Изначально здесь была пустыня, а сегодня Израиль – цветущая страна.

Сначала я заселилась в квартиру сотрудников своей фирмы. У меня была отдельная комната. В той квартире жили отличные ребята, сейчас практически все уехали домой. Это были в основном украинцы. Но разницу между нами я не ощущала. Даже если у кого-то из украинцев были претензии к России, они не особо сказывались на нашем общении. Это были очень позитивные люди.

«Фен в лицо дует – вот такой ветер»

Я была в нескольких городах, ездила на экскурсии. Города классные, очень красивые. Есть очень старые. Например, Иерусалим, Яффа. Еще я была в кибуцах (кибуц — сельскохозяйственная коммуна в Израиле, прим. Сибдепо). Это такие небольшие поселения, деревеньки. Там можно погулять, побродить по дорогам, посмотреть на растущие эвкалипты.

Израиль очень яркий по ночам. Все центральные места в городах подсвечиваются. Небоскрёбы в огнях. Например, та часть Тель-Авива, где стоят высотки, ночью выглядит как Нью-Йорк. Это прикольно. Такая суперсовременная красота. Но отъезжаешь от Тель-Авива буквально на десять километров – там уже старый город, совершено другая атмосфера. Каменная мостовая, постройки из желтого камня.

Израиль не маленький. В разных частях страны климат немного отличается. Ужасная жарища – там, где я сейчас живу, в городе Эйлате, это самый юг. Здесь летом до 40 градусов доходит. Но это другая жара, она не так воспринимается, как в России, поскольку влажность тут гораздо выше. В средней части страны и на севере прохладнее. Летом 25-27 градусов – это норма. Ну, до 30 доходит.

Но проблема не в температуре. Бывают дни, когда дует хамсин. Хамсин – это очень горячий ветер. Представь, тебе фен в лицо дует. Вот такой ветер. Да, в хамсины тяжеловато.

Конечно, зима здесь совсем другая. Зимой температура + 15 градусов. Постоянно льёт дождь, дует ветер. Холодно именно от того, что влажно. Я зимой хожу в осенних ботинках, в теплом пальто, у меня есть огромный шарф. Этой зимой я даже шапку надевала. А ещё здесь нет центрального отопления. Дома бывает очень холодно и сыро. Здесь вместо центрального отопления используют кондиционеры, летом они остужают, зимой обогревают. Квартира на первом этаже – это прям беда. Приходится пользоваться обогревателем, который жрёт электричество. Это сильно всех напрягает, потому что электричество очень дорогое.

Но зимой иногда бывает даже приятно. Когда жара заканчивается, начинаешь очень ценить прохладу. Помню, когда я первое лето здесь прожила и осенью начался дождь – сколько у меня было счастья! Как будто я в пустыне была несколько лет, и тут в первый раз увидела дождь. Вот так примерно я радовалась.

«Мы не знаем, сколько ракет в нас выпускают»

Я ведь живу в стране, которая сейчас ведёт военные действия. Здесь непростая военная ситуация между Израилем и Палестиной. В районе города Газа бывают обстрелы. Под обстрелы попадают и те израильские города, которые находятся рядом. Это Ашкелон, Сдерот. Центральную часть страны война почти никак не затрагивает. Ко всему прочему, в Израиле есть «Железный купол», о который разбиваются ракеты. Это такая ракетная установка. Она находится где-то в пустыне. Но закрывает всю территорию Израиля, оберегает мирное небо. 600 вражеских ракет могут быть сбиты одновременно.

Военный конфликт длится так давно, что никто уже не обращает на него внимания. Мы даже не знаем, сколько ракет в нас выпускают. Есть специальное приложение на телефоне, в нем можно смотреть, сколько на данный момент выпущено ракет по Израилю и сколько сбито. С чем лично я сталкивалась – три раза слышала сигнальную сирену. Всё, больше меня война никак не затронула. Она почти никак не отражается на тех, кто живет в центре страны.

«Всё получится!»

Сейчас я работаю в отеле на кухне – помощником повара. Из-за пандемии пришлось переехать в Эйлат. До этого жили в Тель-Авиве. Эйлат – курортное место, которое посещают в основном израильтяне. Сейчас здесь нет иностранных туристов. Рабочий день может быть разным. Вчера я работала 12 часов, сегодня – 9. Здесь почасовая оплата, я получаю примерно 30 шекелей в час – около 600 рублей. В Израиле у всех шестидневная рабочая неделя.

Работать достаточно комфортно. Когда приходишь в отель, везде кондиционеры, есть столовая для сотрудников, там можно позавтракать, пообедать. Разумеется, в Израиле живет множество людей разных национальностей. Но, когда мы вместе работаем, на национальность никто не обращает внимания. Нет разделения на русских, украинцев, израильтян, арабов. Здесь ещё очень много эфиопов. В работе они достаточно милые люди, которые могут помочь, что-то подсказать. Очень смешные позитивные ребята. Конечно, есть такие, с кем не очень приятно общаться. Как и с русскими: бывает, просто не можешь найти общий язык.

Со своим любимым человеком – Игорем, я познакомилась на работе. Он тоже русский. Я только начала трудиться на кухне, ничего не знала. Он работал там же, мне помогал, всё рассказывал. Такой был учитель. Потом начали встречаться. Недавно я переехала к нему.

Живу третий год здесь, но я не гражданка Израиля. Иногда кажется, что какой-то человек не очень хорошо реагирует на приезжих иностранных работников. Это в основном бывает в полиции, в каких-то официальных учреждениях. А если люди не знают моих обстоятельств и видят, что я русская, бывают очень приветливыми. Они говорят: «Здорово, ты учишь язык – это хорошо. Со временем всё получится». Они стараются успокоить, чтоб я не напрягалась. Так часто бывает. Каких-то притеснений я не встречала никогда.

«Израиль как подросток»

В Израиле очень дорогое жильё. Это беда и печаль всех приезжих. Когда я жила рядом с Тель-Авивом, снимала однокомнатную квартиру напополам с подругой. Это стоило три с половиной тысячи шекелей в месяц (около 70 000 рублей). Без учета электричества и воды. На тот момент ничего дешевле не было. На севере и юге страны снимать жилье немного дешевле. Может быть, потому что сюда не так охотно едут жить. Еда, одежда, проезд – всё вполне приемлемо и посильно. Если ты работаешь, если хоть что-то зарабатываешь – сможешь себя прокормить и одеть достаточно прилично.

К сожалению, здесь нет такого сервиса, клиентоориентированности, как в России. Все расслабленные, никто особо не старается. Ты просто что-то сделал – и уже молодец. С точки зрения сервиса, Россия гораздо ближе к Европе, чем Израиль. А ещё здесь все заведения закрываются в 8 часов вечера. В маленьком городе, если набережная далеко, просто не найдешь кафе, где можно в 11 вечера посидеть с подружкой. Красивых уютных кафе или ресторанов здесь вообще нет.

Один раз я посетила русское заведение в Израиле, называется «Баба Яга» — полностью соответствует названию. В России в 90-х годах были пивные бары такого типа. Наверно, те, кто приехали в то время, открыли здесь заведение. У владельцев бара сложился определенный образ, как это должно быть, и они перенесли его на израильскую почву. В итоге получилось что-то очень странное. Караоке, небольшая сцена, пластиковые или, не дай бог, черные металлические стулья. И всё такое чёрное, как будто из фильмов времен Перестройки. В России таких заведений нет давным-давно, а здесь сохранились. Просто машина времени какая-то. Я жду не дождусь, когда приеду в гости в Россию и смогу сходить в красивое место.

Конечно, здесь своеобразие повсюду. Когда я только приехала, заметила вот что. В Израиле люди не относят на помойку вещи или одежду, которыми не пользуются. Их выставляют вдоль забора на улице, возле домов. И прохожие их забирают. Идешь по улице, а на лавочке рядом с домом лежит стопочка аккуратно сложенной одежды. Так принято. Традиция связана с тем, что очень многие возвращаются на историческую родину и вещи могут пригодиться приезжим.

Израиль еще очень молодое государство. Он как подросток, всё пробует, в нём много всего намешано. Иногда возникает диссонанс. Что-то одно дико бесит, а что-то другое очень прикольное. Неоднозначная страна. Говорят, страна контрастов, это точно про Израиль. Но я не могу сказать, что мне здесь нравится больше, чем на родине. Я не вернулась в Россию только потому, что в Израиле встретила любимого человека. Это единственная причина. Мне комфортно и здесь, и там. В принципе, сейчас вернуться в Кемерово тоже прикольно. Единственное, будет обидно, что денег нет.

Источник