«Это их война, а не наша»: Дмитрий Рогозин ответил на запуск Crew Dragon

Статьи«Это их война, а не наша»: Дмитрий Рогозин ответил на запуск Crew Dragon
Добромир09.06.20200

Рогозин впервые подробно прокомментировал запуск нового пилотируемого космического корабля Илона Маска в колонке для российского Forbes.

Он развёрнуто написал о причинах «восторга» от полёта Crew Dragon, признал критику Роскосмоса и дал прогнозы о будущем российской космонавтики

Crew Dragon построили на бюджетные деньги, Роскосмос заплатил за разработку «Орла» втрое меньше

Как отметил Рогозин, в 2011 году США закрыли программу «Шаттлов» из-за «крайней дороговизны и непростительной аварийности». По его словам, решение было вынужденным из-за потери двух экипажей (хотя первая авария была в 1986 году, а вторая — в 2003 году, прим. TJ). После этого NASA начало искать решение и вложило «колоссальные средства» в создание трёх пилотируемых кораблей от LockHeed Martin, SpaceX и Boeing.

Чтобы представить себе щедрость американского правительства, упомяну лишь то, что компания Илона Маска безвозмездно получила в своё распоряжение не только построенный государством космодром, оплаченный NASA научно-технический задел и лучшие инженерные кадры, но и бюджетные средства на создание своего корабля. Вопреки расхожему мнению глава SpaceX строил корабли не на свои кровные, а за счет средств американских налогоплательщиков.

Рогозин отметил, что SpaceX получила втрое больше денег на Crew Dragon, чем Роскосмос выделил РКК «Энергии» на разработку российского корабля «Орёл» (бывшая «Федерация»). Глава госкорпорации также вспомнил о проблемах с космодромом «Восточный», который построили в амурской тайге в 8 часах лёта от Москвы.

По его словам, там «нет ни необходимой рабочей силы, ни строительной техники, ни логистических центров» — её пришлось завозить и создавать на Дальнем Востоке. Но это вышло в 2,5 раза дешевле «этого якобы частного корабля».

Не менее странным является утверждение о том, что «впервые частная компания создала пилотируемый корабль». А разве Boeing и Lockheed Martin перестали быть частными и национализированы правительством США? SpaceX не более частная фирма, чем Boeing, а её связи с Пентагоном — не менее тесные.

«Союз» всё равно выгоднее

Рогозин считает, что американцы «страшно переживали» из-за необходимости летать на «Союзах», но Роскосмос никого не подвёл. При этом России якобы пришлось возить иностранцев в ущерб собственным экипажам, пояснил глава госкорпорации.

Да, NASA и Boeing все эти 9 лет оплачивали подготовку своих людей в Звёздном городке и на Байконуре, а также счастливый космический билет в оба конца, но эти деньги мы честно заработали.

Да и не сравнятся они с той колоссальной моральной нагрузкой, которая легла в эти годы на плечи российской пилотируемой космонавтики, в одиночку отвечавшей перед человечеством за сохранение МКС и доставку на её борт международных экипажей.

Гендиректор Роскосмоса сравнил работу Роскосмоса по доставке людей на МКС с картинами великих художников. По его словам, это бесценно.

Так же, как картины Леонардо да Винчи, Микеланджело, Тициана не имеют цены, поскольку уникальны и являются достоянием человечества, так и предоставленный Роскосмосом американцам шанс сохранить полётную возможность для доставки астронавтов на космическую станцию бесценен.

Рогозин также обратил внимание на заявление представителя NASA Стефани Ширхольц, которая в разговоре с американским Forbes заявила, что России придётся использовать корабли SpaceX для доставки людей на МКС.

NASA: России придётся использовать корабли… После отказа США от «Союзов», они могут стать невыгодными для Роскосмоса.

Рогозин заявил, что американцы запутались в цифрах и «зря злорадствуют». По его словам, новые корабли США более чем вдвое тяжелее «Союза» и якобы располагают лишь одним дополнительным местом (на самом деле в Crew Dragon семь мест, но три NASA будет использовать для переправки грузов, а не людей, — прим. TJ). Кроме того, для их выведения используются ракеты тяжёлого класса, а «Союзы» выводит на орбиту ракета среднего класса, поэтому себестоимость запуска «значительно ниже».

Господа, видимо, путают себестоимость пуска и цену пусковой услуги, которая формируется рыночным образом. Исходя из этого, я утверждаю, что корабль «Союз МС» в связке с ракетой «Союз-2.1а» был и остаётся вне конкуренции — что бы ни заявляли наши конкуренты.

Америка — большая и неблагодарная

Рогозин вспомнил об аварии 2018 года на ракете «Союз ФГ», когда ускоритель начал разрушаться в воздухе. Тогда сработала система аварийного спасения и спасла экипаж.

Мы вернули Америке астронавта Ника Хейга целым и невредимым — без единой царапины. Вернули, но уже менее чем через полгода успешно доставили его в точку назначения — на МКС.

Америка — очень большая страна. А большая страна должна быть великодушной и благородной […] Когда же нашим партнерам все-таки удалось провести успешное испытание своего корабля, ничего, кроме шуток и насмешек в наш адрес, мы не услышали.

Глава Роскосмоса раскритиковал Америку за отсутствие благодарности. Заодно Рогозин вспомнил и о своей шутке про «батут», и о санкциях, которые ввели против него лично.

Уместно было бы поблагодарить наш «Союз», его советских разработчиков и российских инженеров, которые в последние годы продолжали модернизировать этот самый надежный в мире пилотируемый корабль. Поблагодарить нас и за то, что в ответ на введенные персональные и секторальные санкции мы не поддались эмоциям и сохранили сотрудничество в космосе.

«Батутом», по разошедшейся моей метафоре, американцам так и не пришлось воспользоваться — мы продолжили доставку их астронавтов в космос.

Запуск Crew Dragon — это не наша война, Россия остаётся «первой»

По словам Рогозина, то, что у США появился корабль, не значит, что «Союз» куда-то исчез. Глава Роскосмоса считает, что запуском Crew Dragon SpaceX «испортила настроение» не России, а «своим соотечественникам из Boeing», опередив их с началом лётных испытаний. Он привёл цифры, подтверждающие надёжность «Союзов».

Это их война, а не наша. Наш «Союз МС» заслужил репутацию самого надежного космического корабля в мире. Мы имеем уникальную статистику в 173 успешных полета.

Даже те три аварии (в 1975, 1983 и 2018 годах), которые произошли с ракетами-носителями (кстати, ракета «Союз» в своих различных модификациях летала больше 1900 раз) на разных этапах выведения корабля, показали его уникальную живучесть благодаря надежности системы аварийного спасения экипажа.

Эта статистика и есть его золотая визитная карточка. Американским инженерам такую репутацию ещё предстоит заслужить. Я искренне желаю им в этом удачи.

Глава Роскосмоса также отметил, что придуманный и созданный Королёвым «Союз» продолжит летать и после того, как в России построят «Орёл». Рогозин назвал корабль «космическим „Калашниковым”».

Его востребованность бесспорна даже на фоне появления гигантского арсенала новых образцов стрелкового оружия, более гламурных, но далеко не столь надёжных, как творения великих отечественных конструкторов. Но и как «Калашников», наш «Союз» постоянно модернизируется, оставаясь современной машиной.

У Роскосмоса есть проблемы

Рогозин согласился с критикой застоя в российской космической отрасли. При этом по его словам, самое разрушительное — «поколенческие разрывы».

Я согласен, что в создании новой российской космической техники есть серьёзные проволочки и даже поколенческие разрывы. Последнее — самое опасное.

Технологии живут ровно столько, сколько живут их создатели. И если у них не осталось, не оказалось учеников, воспитанников, имеющих success story (успешного опыта создания ракетно-космической техники), — считай, дело дрянь.

Как отметил глава Роскосмоса, советская школа оставила российской космонавтике не только «Союзы» и «Прогрессы», но и ракеты «Союз», «Протон» и «Зенит». Однако на новую ракету «Ангара», которую разрабатывали с конца 90-год годов, по словам Рогозина, деньги практически не выделялись, не видно было и «страстного желания двигать эту работу вперёд».

Мол, зачем? Есть кормилец «Протон», рынок практически наш…Жажда урвать кусок послаще затмила профессиональный разум. В итоге потеряли не только драгоценное время, но и напринимали разных решений с прямой целью получить право распоряжаться дорогой землёй в центре Москвы.

Рогозин прокомментировал историю со строительством офиса Роскосмоса в виде ракеты на землях Центра имени Хруничева за 25 миллиардов рублей. По его словам, здание завершат уже в 2022 году, а госкорпорация не потратит на это своих денег.

Разочарую тех, кто утверждает, что «Роскосмос вместо ракет строит себе офис». Это неправда. Во-первых, строительство ведётся за счет средств, выделенных городом. Роскосмос свои средства не вкладывает.

Во-вторых, строится не «офис», а современный, оборудованный «по последнему слову техники» инженерный центр российских ракетчиков. Они давно это заслужили. И если мы хотим требовать от них новых разработок, то должны создать для них необходимые условия для работы. По-моему, это должно быть всем понятно.

Рогозин пояснил, что в последние два года собирал новую команду Роскосмоса, которой предстоит «кардинально изменить ситуацию в отрасли». По его словам, в 2019 году госкорпорации уже удалось прервать цепочку «16 аварийных лет» и провести 25 успешных пусков ракет.

Кроме того, Роскосмос запустил обсерваторию «Спектр-РГ» (российско-германский проект, — прим. TJ) в точку Лагранжа на расстояние в полтора миллиона километров от Земли и поставил несколько мировых рекордов по доставке к МКС корабля «Прогресс».

Однако, по словам Рогозина, «это только начало». Глава Роскосмоса назвал четыре задачи, которые нужно решить госкорпорации для укрепления экспансии России в космосе и победы над конкурентами, а также раскрыл планы ведомства на несколько лет вперёд.

Двигать вперёд новые разработки

  • В первую очередь, тяжёлую ракету «Ангара» на замену «Протона», который не сможет взлетать с Байконура после 2025 года. Осенью 2020 года ведомство хочет возобновить испытания, а в конце 2023 года рассчитывает, что ракета взлетит с «Восточного», главное — «поставить её на крыло»;
  • Кроме неё, в Роскосмосе разрабатывают полутяжёлый «Союз-5», его испытания должны начаться в 2023 году, на основе этой ракеты создадут и «Союз-6», а также «Союз-7» для «Морского старта»;
  • Пилотируемый многоразовый корабль «Орёл» (бывшая «Федерация»). По словам Рогозина, его разработка «наконец, сдвинулась с мёртвой точки» — испытания тоже назначили на 2023 год, а полёт с космонавтами к МКС — на 2025 год. Глава Роскосмоса сравнил его с американским «Орионом» для работы в дальнем космосе, для выведение к Луне создадут ракету сверхтяжёлого класса с модулями от «Союза-5» и «Союза-6» в основе. Все ракеты создают в рамках одной технической политики;
  • В Роскосмосе исследуют метановые ракетные двигатели — над ними работают в воронежском КБ химавтоматики. Двигатель на топливной паре кислород-метан позволит создавать многоразовые ракеты, пояснил Рогозин;
  • Роскосмос ожидает «прорыва» от совместной работы с Росатомом над транспортно-энергетическим модулем. За него отвечают Центр Келдыша и КБ «Арсенал» из Петербурга. «Ядерный буксир» позволит покорять дальний космос;
  • РКК «Энергия» и Центр Хруничева работают над новыми модулями для МКС. Модуль «Наука», узловой модуль, научно-энергетический модуль — демонстрация наращивания присутствия на станции, считает Рогозин;
  • Военные заводы Роскосмоса тестируют системы ракетного комплекса «Сармат», который готовят к лётным испытаниям. Он заменит «Воеводу» (система автоматического ответного ядерного огня, которую на Западе называют «Сатана», — прим. TJ);
  • НПО Лавочкина в 2021 году возобновит лунную программу России. В конце следующего года Роскосмос планирует отправить к спутнику станцию «Луна-25», за ней отправят аппарат на лунную орбиту и посадочный аппарат для исследования грунта Луны;
  • Спутники российской навигационной системы ГЛОНАСС начнут обновлять в 2020 году.

Так у кого может повернуться язык о «застое» в российском космосе? Нет, такого количества научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ отечественная ракетно-космическая промышленность не вела с 70-х годов прошлого века. В течение ближайших трех лет появится совершенно новое поколение ракет-носителей и космических средств, способных «дать бой» конкурентам.

Создать универсальный космодром и реабилитировать «Восточный»

  • В Роскосмосе собираются построить в России универсальный космодром для вывода всех новых ракет и кораблей;
  • «Восточный» хотят реабилитировать — продолжить строительство новой наземной инфраструктуры в срок и без «публичных потрясений», которые сопровождали работу упразднённого «Спецстроя». Из-за проблем с логистикой Рогозин назвал работу «чрезвычайно сложной» — технику и конструкции доставляют по Северному морскому пути, по железной дороге это невозможно;
  • Рогозин уверен, что «Восточный» будет готов к запуску «Ангары» к концу 2023 года, но к этому времени нужен ещё и аэродром для доставки космических аппаратов с чувствительной электроникой — их хотя перевозить на тяжёлых транспортных самолётах;
  • Рогозин считает «Восточный» надеждой для российской отрасли на полную самостоятельность и постоянный доступ в космическое пространство. Глава Роскосмоса приезжает туда каждый месяц и каждую неделю разбирает проблемные вопросы стройки;

Сокращать персонал и издержки

По мнению Рогозина, с советских времён, когда «деньги на космические программы не считали», России досталось во многом неэффективное производство, которое нужно содержать. Глава Роскосмоса считает «глупым» сравнивать SpaceX с 7 тысячами сотрудников и госкорпорацию, в которой работает 180 тысяч человек, по его словам, уместнее было бы проводить аналогии с РКК «Энергия».

Тем не менее, соглашусь с тем, что нам необходимо радикально сокращать издержки и непроизводственный избыточный персонал. Кстати, в условиях борьбы с пандемией на наших предприятиях сокращённое число сотрудников сумело сохранить бесперебойную текущую работу, и сразу стало ясно, без кого нам можно будет обойтись, а кого оставить на дистанционной работе.

Создать профильные холдинги

Рогозин считает, что их должно быть четыре — по ракетостроению, спутникостроению, наземной космической инфраструктуре и науке. КБ и инженерные центры объединять не планируют, чтобы сохранить между ними «дух конкуренции в борьбе за новые работы».

В прежние эпохи каждая наша ракетно-космическая фирма создавалась как натуральное хозяйство, о трансферте технологий в рамках одной отрасли говорить было сложно. Объединение предприятий в рамках единой государственной корпорации позволит такой «технологический фитнес» провести.

Рогозин пообещал не растягивать реформу «на годы». После изм

«Это их война, а не наша»: Дмитрий Рогозин ответил на запуск Crew Dragon

Фото Роскосмоса

енений российская космическая отрасль станет «поджарой» и будет гибко и оперативно реагировать на вызовы, считает глава Роскосмоса.

Источник